Подложное доказательство в гражданском процессе

Ответственность за недобросовестное заявление о фальсификации доказательств, или Почему не стоит кормить медведя пряниками

Подложное доказательство в гражданском процессе

Принято говорить об ответственности фальсификаторов доказательств. Удобнее рассуждать об эффективном наказании для тех «негодяев и подлецов», что пытаются склонить чашу весов правосудия, используя подлог. И правда, в гражданских спорах – это далеко не редкость, а печальная обыденность..

Но (и это хорошо известно практикам!) далеко не всегда за заявлением о фальсификации доказательств стоят благие намерения. В лучшем случае заявитель может заблуждаться, может заявиться «на всякий случай», а может и использовать данный механизм как часть не совсем чистой процессуальной тактики.

Цели могут быть разными: потянуть дело, зародить сомнения у суда в доказательствах оппонента, его аргументации и добропорядочности в целом.

Ведь хорошо известно, что экспертизы по «малоинформативным почерковым объектам» далеко не всегда заканчиваются однозначным выводом о материальном подлоге.

Интеллектуальный подлог выявить и того сложнее, а допрос в гражданском суде автора или очевидцев составления документа обычно редко чем способен помочь.

Соответственно громогласные заявления о фальсификации доказательств в судебном заседании с раздуванием щёк, воздеванием рук и гневными восклицаниями «Доколе!» нередко заканчиваются процессуальным «пшиком».

Разумный судья вынесет из этой истории скорее обратный искомому инициатором обвинения в фальсификации результат: внутреннее убеждение судьи относительно чистоты мотивов такого тяжущегося может быть поколеблено. И, наверное, в этом главная, принципиальная составляющая ответственности за недобросовестные действия в суде: проигрыш дела.

Однако не стоит считать, что от распространения таких практик не страдают частные интересы конкретных лиц (сторон, их представителей, авторов опороченных документов) и общественный интерес в подлинном, а не фейковом правосудии.

Быть публично обвинённым в совершении уголовного преступления, пусть не самом опасном – это не «печеньки» сжечь на детском дне рождения.

Конкретному судье, да и правосудию в целом, наверное, тоже не очень приятно быть инструментом манипулирования в чужих играх…

На что все мы, и участники конкретного процесса, и судьи, и общество в целом, можем рассчитывать, если кроме сотрясания воздуха, потраченных времени, нервов и денег, обвинения в подлоге ничем не закончились?

“Спасибо, что не посадили!” – скажет кто-то. Эта логика неплохо работает в наших реалиях и, возможно, для многих тяжущихся, «пострадавших» от необоснованных обвинений в фальсификации доказательств выступает вполне достаточной и разумной мерой.

Без слёз нельзя вспомнить и о существующем больше виртуально механизме «наказания» за недобросовестное процессуальное поведение, которое заключается, как известно, в отнесении судебных расходов на нарушителя (ст. 111 АПК) или взыскании компенсации за потерю времени (ст. 99 ГПК).

Практика здесь в принципе настолько куцая, а суды так осторожны (что понятно с учётом заложенного стандарта доказывания!), что серьёзно рассуждать об этих правилах как средстве восстановления пострадавших от огульных обвинений частных и общественных интересов пока что не приходится.

Что ещё остаётся? Предъявление самостоятельных исков о возмещении реального ущерба и неполученной выгоды? Требование компенсации за причинённые нравственные и, возможно, для некоторых особо чувствительных персон – физические страдания? Диффамационные иски?

No Comments… Судебная перспектива здесь стремится к нулю опять же, в основном, из-за чрезвычайно высокого стандарта доказывания.

Доказать вину заявителя о фальсификации и связать брошенные им публично в суде обвинения с уходом клиентов, поставщиков, обвалом котировок на рынке, расходами на пиарщиков для восстановления доброго имени, косыми взглядами и многозначительным покачиванием головы коллег по цеху… – представляется делом архисложным и, в чем-то бесполезным, если только не рассматривать его как часть общей стратегии по давлению на грязно играющего оппонента и получению «выгод» через размен в другом месте.

Как улучшить процессуальную модель «заявления о подлоге», сделать её более сбалансированной, распределив риски между «нападающей» и «обороняющейся» сторонами?

Для профессионала главное богатство – это его репутация. Именно ей он и должен при необходимости оплачивать счета за процессуальную беспечность, не говоря уже за прямой умысел навредить. Представитель, участвующий в спектакле, имеющим целью потроллить судью, процессуальных оппонентов, должен неминуемо лишаться практики.

Запрет на профессию – это лучший ответ на «грязную» работу. В том числе поэтому разумна хотя бы минимальная монополия на судебное представительство: риск лишится аккредитации в суде быстро охладит страсть к манипулятивным процессуальным технологиям.

Возможно, возврат к советской практике «частников» в адрес заигравшейся стороны и её представителя может также выглядеть в этом смысле отрезвляющим.

Непонятно, почему российский судья до сих пор не может, как, например, английский, обратить внимание в своём постановлении по делу на факты, не украшающие юриста, да и просто человека? Или, скажем, как судья окружного суда Нью-Йорка отправить партнёра известной юридической фирмы мести улицы в Бронксе вместе с его незадачливым клиентом, попытавшимся бездоказательно разыграть карту #выфсёврёте?

Есть, конечно, менее людоедские, но при этом достаточно эффективные способы ex ante дисциплинировать участников процесса, заставив их серьёзнее относиться к любым заявлениям, подрывающим веру в человека и справедливость правосудия.

Речь идёт, в частности, о применении безусловного штрафа к стороне, её представителю, не сумевшим обосновать своё заявление о фальсификации доказательств процессуальным оппонентом. Не убедил суд в подлоге – плати.

Такая схема применяется, например, во французских и итальянских судах при рассмотрении ими заявления о подлоге (inscription en faux, querela di falso). Размер штрафа, который при желании легко превращается в астрэнт, может составлять во Франции до 3000 евро, причём его присуждение не лишает заинтересованное лицо права на возмещение убытков (ст.

305 ГПК Франции). В Италии – стране-рекордсменке по длительности и заковыристости судебных процедур, видимо, проще относятся к дефектам процессуальной добросовестности, присуждая от 2 до 20 евро обязательного штрафа за неудачную попытку доказать подлог (ст. 226 ГПК Италии).

Жаль, конечно, снова предлагать кнут. Но, если кормить медведя только пряниками, он либо заработает диабет, либо сожрёт дрессировщика. Поэтому нет никаких концептуальных причин, чтобы Деве Правосудия и здесь продолжать строить из себя невинность, когда над ней систематически совершается надругательство: можно ответить и пожестче.

Источник: https://zakon.ru/blog/2018/4/13/otvetstvennost_za_nedobrosovestnoe_zayavlenie_o_falsifikacii_dokazatelstv_ili__pochemu_ne_stoit_korm

Что грозит за фальсификацию доказательств в гражданском процессе?

Подложное доказательство в гражданском процессе

В ходе рассмотрения гражданского дела иногда встречаются ситуации, когда одна из сторон конфликта прибегает к недозволенным методам для получения выгодного для себя решения суда.

Одним из таких методов может являться фальсификация доказательств, используемых в деле.

Что касается собственно фальсификации в гражданском судопроизводстве, то намного уместнее употреблять термин «уголовно наказуемое деяние», чем просто «недозволенный метод».

Чтобы говорить о предоставлении ложных доказательств или искажении фактов по гражданскому делу следует иметь представление, что собственно представляют собой сами доказательства.

В ходе судебного рассмотрения стороны конфликта предоставляют для рассмотрения факты, материальные вещи, сведения о каких-либо событиях, одним словом, любые подтверждения своей правоты.

Чем убедительнее будут такие подтверждения, тем больше вероятность того, что суд примет приемлемый вердикт.

Именно эти подтверждения своей правоты и называются доказательствами и на основе их рассмотрения суд примет решение.

В ходе подготовки к гражданскому процессу у некоторых недобросовестных граждан может возникнуть желание увеличить свои шансы на выигрыш путём предоставления суду доказательств заведомо ложных, сфальсифицированных. Расчёт в данном случае прост – дела гражданское, а не уголовное, поэтому особо присматриваться к предоставляемой информации никто не будет. Тем более что иногда такие сведения проверить довольно сложно.

Таким категориям граждан наш портал bukva-zakona.com напоминает, что, во-первых, предоставление сфальсифицированных доказательств суду (даже гражданскому) является уголовно наказуемым. Во-вторых, при выявлении факта фальсификации высока вероятность пересмотра результатов судебного рассмотрения дела.

Наказание за подобные действия оговаривается в ст. 303 УК РФ.

Это может не только крупный денежный штраф (максимальный размер возможного штрафа составляет 300 000 рублей или величину совокупного дохода виновного за два года).

Предоставивший сфабрикованные доказательства вполне может лишиться свободы, поскольку максимальное наказание предусматривает арест до 4 месяцев.

Фальсификация доказательств характеризуется наличием объективной и субъективной стороны.

Объективная сторона выражается во внесении изменений в реальные сведения, что делает их недостоверными, а иногда и попросту ложными.

Само по себе такое внесение изменений может выражаться в подчистке информации в документах, внесение в них информации ранее не содержавшейся, исправление дат, подписей и так далее.

Преступление будет считаться совершённым с момента предоставления сфабрикованных доказательств на рассмотрение суда. Именно момент предоставления сфальсифицированных сведений будет определять факт преступления, а вовсе не то, что такие сведения повлияли на решение суда.

Субъективной стороной преступления будет считаться наличие умысла в действиях стороны гражданского судопроизводства, предоставившей сфабрикованные доказательства. Это означает, что предоставление сфальсифицированной информации было спланировано, и гражданин полностью осознавал возможные последствия этого.

Введение в заблуждение гражданского суда при помощи предоставления недостоверных доказательств возможно не только одной из сторон рассмотрения дела, но их представителями. В таком случае для определения виновности важно знать был ли предварительный сговор между лицом, являющимся стороной дела, и его законным представителем.

Юристы сайта bukva-zakona.com обращают ваше внимание на следующий нюанс, касающийся фальсификации доказательств.

Не будет считаться фальсификацией намеренное предоставление ложного экспертного заключения или неверный (неточный) перевод с иностранного языка, даже если действия повлекли за собой неправомерное принятие судебного решения. Такие действия попадают под действие совершенно другой статьи УК РФ.

Определить, сфабрикованное доказательство представлено суду или нет можно несколькими способами. Одним из самых действенных является сопоставление сведений из разных источников. Если информация из одного из них противоречит остальным, можно заподозрить наличие фальсификата.

Можно проверить подлинность документов путём проведения различных экспертиз, например, почерковедческих. Существуют различные способы выявления внесённых изменений в текст документа.

Большую роль в выявлении сфабрикованных доказательств может сыграть опрос свидетелей.

Выявление факта фальсификации должно проходить по следующей схеме.

Если существуют подозрения, что определённые доказательства по гражданскому делу, используемые второй стороной, имеют признаки недостоверности или подлога, следует написать заявление с просьбой назначить проверку этих доказательств.

В качестве проверки могут использоваться, в том числе, различные экспертизы, которые придётся проводить за свой счёт, но при признании фальсификата средства будут возвращены из бюджета. Возможно также привлечение к делу других свидетелей или использование дополнительных источников информации.

Следующим шагом должна стать подача заявления в органы полиции по факту использования фальсифицированных доказательств в гражданском суде.

К нему следует приобщить результаты экспертиз, свидетельские показания и другие подтверждения использования сфабрикованных доказательств.

Обращение в полицию обусловлено тем, что начало уголовного производства по отношению к лицам, сфальсифицировавшим доказательства, в компетенцию гражданских судов не входит.

(5 votes, average: 3,40 5)
Загрузка…

Источник: https://bukva-zakona.com/grazhdanskoe-pravo/falsifikatsiya-dokazatelstv-v-grazhdanskom-protsesse

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.